«Умру и фиг с ним». Житель сгоревшего дома в Белозерске смирился с тем, что он не нужен государству

08.06.2018 13:17

«Умру и фиг с ним». Житель сгоревшего дома в Белозерске смирился с тем, что он не нужен государству

Николай Смирнов из Белозерска вынужден жить в сгоревшем доме. Государство предоставило ему комнату, однако, по его словам, вход туда заколотили соседи. Ранее там жил мужчина с открытой формой туберкулеза, поэтому комнату все стараются обходить стороной. А Николай Смирнов никому не нужен. И даже его пенсию до недавнего времени забирало госудаство: когда Николай остался без работы, он не мог платить за жилье, а как только ему стали начислять пенсию, на нее "позарилась" управляющая компания — деньги забирают в счет долга за комнату в сгоревшем доме.

Вот уже пять лет Николай скитается без жилья. Летом, когда тепло, он возвращается в свой сгоревший дом, где прожил почти 60 лет, зимой ищет приют у знакомых. Какое-то время он жил в квартире у друга, когда было холодно. Но друг умер. Николай уже не помнит, сколько времени так существует. Кто-то ему помогает, а кто-то отворачивается со словами: «Бомж, сам виноват».

Сгоревший дом на углу улиц Луначарского и Коммунистической в Белозерске был построен еще до революции 1917 года.

«Николай Смирнов жил в нём почти с рождения, около 60 лет. После пожара стал фактически бомжом. Жильё считается, что ему дали, комнату на улице Декабристов, в которой до этого жил мужчина с открытой формой туберкулёза. Печь и электропроводка в этой комнате неисправны. А у Николая ни работы, ни пенсии. Когда позволяет погода, продолжает жить в своей сгоревшей квартире. А с наступлением морозов приходится скитаться у знакомых», — рассказал местный журналист Анатолий Столяров.

Пенсия у Николай Смирнова есть, но большую ее часть до недавнего времени у него забирала управляющая компания (ред. – через суд), которая обслуживала сгоревший дом, в счет накопившегося долга. Задолженность появилась из-за того, что Николай остался без работы и платить было нечем.

«Как-то так получается, что человеческая жизнь стала менее ценной, чем у бездомных кошек и собак. Дом этот дореволюционной постройки и сгорел около пяти лет назад. Ему как безработному и тогда ещё не получающему пенсию дали комнату в Ильинском краю. До этого в ней жил мужчина с открытой формой туберкулёза. Если бы у власти были люди в здравом уме или на худой конец имели хоть каплю совести, то, конечно же, прежде чем давать такое жильё, хотя бы сделали там дезинфекцию, отремонтировали печь и электропроводку. Вместо этого ухари из «Нашего дома» нашли долги за комнату, снимаемую до пожара, и организовали вычитание долга с оформленной года два назад пенсии. Лишь последнюю пенсию он получил без этих вычетов», — рассказывает житель Белозерска Иван Алексеев.

Он считает, что задача общества — не отворачиваться от таких людей, а сделать все возможное, чтобы им помочь. Но обществу до Николая нет дела. И даже последнюю пенсию у него украли.

"Место" Николая Смирнова в сгоревшем доме. Фото Алексея Иванова.

Жизнь Николая Смирнова не всегда была такой. Когда-то он работал на большом кране в ДОЗе, но потом все «развалилось» и мужчина остался без работы.

«Знаю Николая с 1980 года. Ещё тогда он жаловался на головные боли, которые начались после того, как во время службы в армии он получил какое-то облучение. Стал много болеть, из-за этого не женился, и работу потмо снова не смог найти из-за здоровья», — рассказывает Иван Алексеев.

В 1950-х годах Иван тоже какое-то время жил в этом доме, его мать называла его Долговским.

«Возможно, его владельцем до революции был какой-то купец Долгов. Советская власть, видимо, экспроприировала дом, заселила простыми гражданами и стала взимать с них квартплату».

Своими обидчиками Николай Смирнов считает УК «Наш дом», которая забирает у него пенсию.

«Полусгоревший дом тем временем стоит бельмом на набережной почти пятилетку и портит её вид, а погорелец спит среди головешек», — рассказывает Иван Алексеев.

«Умру и фиг с ним». Житель сгоревшего дома в Белозерске смирился с тем, что он не нужен государству

Николай Смирнов. Фото Алексея Иванова.

Сам Николай Смирнов уже давно махнул на свою жизнь рукой.

«60 лет я здесь прожил. Квартира здесь была моя. Жил, спал здесь. Дали квартиру на Декабристов. А соседи взяли и заколотили. Там мусору горы были. Там жил мужик с открытым туберкулезом. Его в Череповец свезли, там он умер, мне эту комнату дали. Еще год-два проживу, умру и фиг с ним», — говорит Николай.

В администрацию Белозерска никто не обращался, чтобы поставить мужчину на учет в социальные службы. Об этом Newsvo рассказала заместитель главы администрации Белозерска Ольга Попова. По поводу предоставленной комнаты у нее другая версия:

— Обращались соседи с улицы Декабристов, где погорельцу была предоставлена комната. Жаловались властям, что мужчина таскает мусор в комнату и жить с ним рядом невозможно.

Ольга Попова пообещала подробнее прояснить ситуацию и сообщить нам, как обстоят дела, однако получить ее комментарий пока не удалось. А Николай Смирнов так и остается для чиновников нечеловеком.

Источник

В Вологде собирают деньги для 32-летней Елены Бачиной: требуется пересадка костного мозга Клиенты «Северного кредита» не могут снять деньги в банкоматах В центре Вологды ночью сгорел деревянный дом Комитет Госдумы поддержал законопроект о запрете увольнения работников, сообщающих о коррупции На месте расселенных домов на улице Герцена в Вологде построят две многоэтажки